загрузка...

ТРИЕДИНАЯ БОГИНЯ ЛУНЫ

книга теней
Во многих частях света о самой главной Богине говорят, как о Великой Богине Луны, триедином божестве. Она пред­ставляет собой великую женскую троицу - Девушка, Мать и Старуха. Во многих сказаниях, дошедших до нас в письмен­ном виде, и во многих уцелевших произведениях искусства мы находим это триединство (иногда оно изображается в виде трех лиц), отраженное в трех фазах луны.

Последователи самых ранних религий понимали, что в женщине и луне заключена одна и та же тайна или сила. Как заметил Джозеф Кэмпбэлл: "Миф об общей тайне земных и небесных вещей родился в разуме человека, когда он в первый раз обратил внимание на сходство небесного поряд­ка пребывающей луны и земного порядка матки". В трех фазах Луны, помимо триединства Богини, нашли свое отра­жение биологические циклы земных женщин Любая женщина могла отождествить себя с Богиней, посредством отождествления происходящих в ее организме трансфор­маций с прибыванием и убыванием Луны.

Ритуалы и гипнотические сеансы ведьм всегда проводят­ся в соответствии с фазами Луны, а колдуньи подстраивают свою работу под свой менструальный цикл. Поразмыслив над тремя фазами луны и традициями поклонения богам женского рода, мы обнаружим, что луна обладает силой и тайной, а также свойственной ей одной мудростью, которая повествует о Божественной Матери вселенной.

Девушка

Узкая полоска ночного светила, девственная и нежная, ста­новится шире и ярче, с каждым днем занимая на небе все более высокое положение, пока, наконец, мы не увидим полную луну. Для древних эта фаза луны символизировала юную девушку, которая взрослеет день ото дня. Она -чистая свободная охотница, которую в средиземноморских странах называли Дианой или Артемидой. Повзрослев, она превра­щается в зрелую могучую женщину-воительницу, амазонку, которая знает, как защитить себя и своих детей.

В некоторых цивилизациях эту независимую богиню назы­вали Повелительницей Дикой Природы и обращались к ее изображению во время охотничьих ритуалов. Богиня была изображена с охотничьим рогом в руках (рог сделан из рога быка), поскольку бык и корова были ее любимыми живо­тными. Рог имел форму полумесяца. Одно из самых ранних изображений, которому 21 000 лет, было обнаружено во время археологических раскопок во Франции и получило название Венера Лассельская. Это окрашенная красной охрой фигурка женщины, вздымающей охотничий рог в триумфальном жесте. Искусствовед Зигфрид Гидеон назвал ее "самым эмоциональным скульптурным изображением человеческого  тела во всем первобытном искусстве". По словам Джозефа Кэмпбелла, она представляет собой мифический персонаж, притом персонаж настолько извест­ный, что "символический смысл поднятого рога не требовал пояснений" Символический смысл, который был понятен людям каменного века, заключался в том, что женщина с рогом может принести успех в охоте, ибо, будучи женщиной, она хорошо знает все тайны диких животных. Когда наши современные историки говорят об охотниках Ледникового периода, они говорят прежде всего о насилии, жесткости и мужчинах. Между тем, как заметил историк Вильям Ирвин Томпсон: "Все найденные нами статуи и рисунки буквально кричат о том, что человечество Ледникового периода любило искусство, животных и женщин".

Мать

Заливающая ночное небо своим светом полная луна олицет­воряет Богиню-Мать, ее матку, набухшую новой жизнью. Все ведьмы и колдуны знают, что это время великих возможнос­тей. В это время нас тянет посетить священные места - укромные ручьи и пещеры, которые женщины Неолита использовали в качестве родильных домов. В своем увлека­тельном труде "Великая Мать" Эрих Нейманн высказывает следующее предположение: "Самыми первыми святынями первобытного общества, скорее всего, были места, где женщины рожали детей". Там женщины могли слиться с Великой Матерью и, находясь в уединении и безопасности, под шум бегущей рядом воды, родить ребенка подобающим этому святому делу образом. И по сей день храмы, церкви, священные рощи и убежища наделены неподвижностью матки и атмосферой, которая позволяет надеяться на надеж­ную защиту от мира мужчин, войн и разрушения. Когда при свете полной луны мы входим в эти священные места, мы чувствуем себя так, как будто заново родились и стали ближе к источнику жизни.

В соответствии с материнским аспектом полной луны, богиня охоты стала также и Царицей Урожая, Великой Ма­терью Посевов, которая щедро одаривает землю своим бо­гатством. Римляне называли ее Церера. От этого имени во многие европейские языки пришло слово "лук"*. Древние Греки называли эту Богиню Деметрой, и это имя состояло из женской буквы "дельта" (Д), и слова meter, что означает -"мать". В Азии ее называли "Дверь-За-Которой-Находится-Тайна-Женщины" и "Корень-Из-Которого-Произросли-Небо-И-Земля" В Америке ее называли Кукурузница, то есть та, которая принесла на землю маис, чтобы людям было что есть. Во всех ее ипостасях она неизменно является матерью всех растений, которые мы употребляем в пищу. Зимой, когда она уходит от нас (Деметра, например, спускалась в Подземное Царство на поиски своей дочери Коры), земля остается "голой". Весной, когда она возвращается, все вокруг снова расцветает.

Мифы Ближнего Востока, Средиземноморья и древних народов Европы часто повествуют о том, что Мать-Богиня родила сына, молодого охотника, который со временем стал ее мужем. Хотя современному человеку такое воспевание "кровосмешения" может показаться странным, мы не должны забывать о том, что в "мифическом смысле" все женщины -потенциальные матери, а все мужчины - взрослые сыновья.

Во многих древних легендах говорится о том, что юный Бог должен умереть. В данном случае в древнем мифе нашли свое отражение потребности тогдашнего общества. Поскольку женщины играли решающую роль в выживании племени, ибо только они могли рожать и вскармливать ново­рожденных, то опасное задание выследить и убить дикого зверя поручалось мужчинам. К 7000 г.до Рождества Христова Сын Божественной Матери в легендах евро­пейских народов прочно занял место Бога-Охотника и часто изображался с оленьими рогами на голове. Такое изобра­жение несло в себе как практический, так и духовный смысл. Одевая во время отправления охотничьего ритуала на голо­ву оленьи рога, молодой охотник отождествлял себя с живо­тным, которого он надеялся убить, и выражал свое почтение его духу. А в экстазе религиозных ритуалов человек ста­новился в глазах своих соплеменников Богом или Богиней и с ним обращались, как с божеством. Итак, водрузив на голову рога, охотник телом, разумом и духом превращался в добы­чу. Он выглядел, как предполагаемая добыча; он думал, как предполагаемая добыча; он воплощал дух предполагаемой добычи. Отождествление охотника с добычей должно было обеспечить успех охоты.

С практической точки зрения, рога и шкура животного давали охотнику безопасность и возможность добиться успе­ха. Скрыв с их помощью свои человеческие формы и запах, он мог приблизиться к стаду, не вспугнув его. Еще в XIX веке, американские индейцы, чтобы приблизиться к стаду бизонов, натягивали на себя бизоньи шкуры вместе с голо­вой и рогами. Охота на крупного рогатого животного была опасным занятием. Многие охотники были убиты рогами или затоптаны. У племенного костра удачливому охотнику оказы­вали почести и торжественно вручали рога убитого им живо­тного, чтобы он мог носить их в знак своей победы и благо­дарности племени, ибо он рисковал своей жизнью. Со време­нем этот охотник-сын Великой Богини стал почитаться как Рогатый Бог и его готовность принести свою жизнь в жертву обществу воспевалась в песнях и ритуалах.

Зачастую смерть настигала охотника зимой, то есть в то время года, когда шкуры животных были покрыты густым мехом, а мясо хорошо сохранялось на холоде. Солнце почти не согревало, и казалось, что все вокруг умирает или засы­пает, а длинные зимние ночи заставляли наших предков забираться в теплую тьму жилищ, словно в чрево матери. Это было время льда и смерти. Джозеф Кэмпбэлл в своей книге "Сила Зверя" пишет, что "ежегодное исчезновение и появление птиц и животных также способствовало возникно­вению представления о существовании великой тайны вре­мени". В соответствии с этим загадочным законом каждой сущности предопределен час ее смерти и нового рождения. Религия, основанная на природных циклах, могла сделать этот закон священной истиной. Последователи этой религии могли радостно встречать даже сезон смерти, ибо они знали, что за ним последует сезон нового рождения. Если сын до­лжен умереть, то он должен и снова родиться, подобно тому, как солнце возвращается весной. Об этом побеспокоятся Земля и Женщина. Это было тайной Великой Матери-Богини, Великой Матки Земли.

В найденных в Британии, северо-западной Европе в американских штатах Огайо и Миссисипи поселениях земле­дельцев времен Неолита обнаружены большие рукотворные земляные холмы. По мнению Сье и Мор, то что "земляные холмы времен Неолита имеют форму пчелиного улья не случайно и глубоко символично. В те времена пчеловодство было символом земледелия оседлых племен и изобилия. А пчела была подобна светившейся ночью полной луне". Зем­ляные холмы, которые напоминали полные груди Богини Молока и пчелиные ульи, в которых правила Королева Пчел, были возведены человеком для того, чтобы прибавить земле округлостей, наряду с естественными возвышениями, кото­рые почитались, как священные груди и живот Богини. Образ пчелиного Улья пробуждает в памяти сказания о "землях, где текут молочные реки в медовых берегах. То было молоко матерей, золотой мед Королевы, Из Африки пришли легенды о женщинах-воительницах, которые питались молоком кобылиц и медом. В любом случае, вся пища была дана Богиней Земли и Луны, и все матери сильны благодаря той силе, которая таится в их тепах.

Когда в полнолуние я черчу магический круг, я заряжаю силой луны чашу с чистой родниковой водой, которую я держу в своих руках. Когда я гляжу в чашу, я вижу свое лицо в серебряном отражении луны. Затем, в нужный момент, я погружаю в чашу свой ритуальный кинжал, раскалывая поверхность воды, разбивая отражение луны на множество мелких частей, похожих на кусочки хрусталя.

Медленно, с наслаждением, я выпиваю силу и энергию луны. Я чувствую, как она проникает в мой организм, как она разливается по всему моему телу. Богиня вошла в меня. Я выпила луну.

Когда ведьмы в полнолуние окунают свои ноги или руки в пруд, озеро или любой другой водоем, они через пальцы втягивают в себя отраженную силу луны. Мы вбираем в себя ее силу, когда плаваем в водоеме, залитом лунным светом. В древних ритуалах использовалось зелье, которое варилось в котлах, стоявших под полной луной, так что свет самой Богини мог добавляться в варево. В Новой Англии зимы холодные, и шабаш приходится проводить в поме­щении, но, даже собравшись в моей квартире у камина, мы, тринадцать ведьм, образуем полную луну, став в круг. Иног­да мы представляем себе луну, глядя в кубок с водой, в котором отражается огонек одинокой свечи, ибо любой отра­женный свет содержит в себе часть природы луны, и в его отблеске можно увидеть невидимые вещи.

Старуха

В жизни женщины наступает период, когда менструальный цикл заканчивается. Женщина перестает кровоточить в соот­ветствии с фазами луны. Она сохраняет свою кровь навсег­да. По крайней мере, так считали наши предки. Она на­капливает свою силу, и, стало быть, она переполнена этой силой. Она стала старше. Теперь она - мудрая старуха. Подобно убывающей луне, ее тело съеживается, ее энергия уходит и, в конце концов, она исчезает во тьме смерти, подобно тому, как луна исчезает на три темные ночи. После наступления смерти ее тело снова возвращается на землю, а потом она снова рождается, свежая и девственная, подоб­но молодой луне в ту ночь, когда она снова становится  видимой, словно драгоценный камень, приколотый к запад­ной части неба в момент заката.

Греки называли эту старуху Гекатой - Богиней Ночи, Смерти и Распутья. Она царила в абсолютно темные ночи, когда на небе нет луны. В эти три ночи люди приносили ей дары, чтобы добиться ее расположения. Геката находилась в любой точке, в которой пересекались три дороги, ибо древние считали, что в этом месте жизнь и смерть встреча­ются и расходятся снова. Даже в наши дни, в безлунные ночи, ведьмы оставляют на перекрестках дорог и лесных тропинок выпечку, чтобы тем самым выказать ей свое поч­тение.

Считалось, что в момент смерти Геката встречает покинувшую тело душу и ведет ее в Подземное Царство. В Египте Богиню Безлунных Ночей называли Гекет, и она была также богиней колдуний, ибо сила, которая уводит душу, - это та же самая сила, которая возвращает ее к жизни. В средние века Гекату стали называть Королевой Ведьм, ибо мудрые старые повивальные бабки, знакомые с учением Богини, были также и колдуньями. В результате многолетней практики они овладели искусством приема родов и духов­ными познаниями, благодаря которым они могли объяснить загадку рождения.

Рождение, половая зрелость, материнство, старость и смерть - вот закономерный круговорот жизни присущий каж­дой женщине, независимо от того, в какой фазе она в данный момент находится. Вечный круговорот жизни присутствует и момент находится. Вечный круговорот жизни присутствует и во временах года. И на этом великом колесе нет такой точки, которая не была бы священной и которую ведьмы обошли бы своим вниманием.

Вот каким богам поклонялись наши предки. Так они понимали свое место в великой тайне мироздания, и так они видели смысл жизни. Сегодняшние ведьмы бережно хранят старые традиции, наполняя жизнь священным смыслом.

Отправить комментарий